Рядовой Шутник (pfc_joker) wrote,
Рядовой Шутник
pfc_joker

Category:

Новая информация о неудачных термоядерных испытаниях 1956-1957 гг.

На самом деле – не такая уж и новая, т.к. книга "Конструктор в атомной проблеме" вышла ещё в 2007 г. Но в свободном доступе она появилась, благодаря сайту biblioatom.ru, совсем недавно.

В этой книге вообще много интересного, но, в частности, там несколько более подробно описывается известная по "Укрощению ядра" история создания боевого оснащения МБР Р-7:

"Проектные проработки показали, что для обеспечения ранее согласованной массы головной части (ГЧ) требуется уменьшить массу заряда по сравнению с РДС-37 на 600-700 кг. Совещание в ОКБ-1 состоялось в начале 1956 г. На нем были обсуждены принципиальные вопросы разработки головной части ракеты Р-7.

<...>

На этом совещании была одобрена предложенная КБ-11 схема крепления узлов заряда в ГЧ, высказаны пожелания по более плавному распределению нагрузки на корпус от тяжелого вторичного узла, записаны задания на две недели всем участникам работы, назначена очередная рабочая встреча.

<...>

Компоновка заряда в корпусе ГЧ ракеты Р-7 велась с учетом следующих основных требований:
- получение минимального веса ГЧ с зарядом и автоматикой при максимально передней центровке;
- минимально возможное искажение физической схемы испытанного заряда с сохранением основных конструктивных решений и параметров экспериментального варианта;
- обеспечение прочности подвески тяжелых узлов заряда в ГЧ и т.д."


"Конструктор в атомной проблеме", с. 186

"В конце 1956 года С.П.Королёв пригласил представителей КБ-11 в ОКБ-1 для обсуждения очень важного вопроса. К этому времени выяснилось, что ракета Р-7 не обеспечивала дальность 8000 км. Делегация КБ-11 выехала в ОКБ-1 в следующем составе: А.Д.Сахаров, Д.А.Фишман, С.Н.Воронин, Е.Г.Малыхин, Ф.А.Соколов.

Был поставлен вопрос об уменьшении, в частности, веса заряда и ГЧ в целом для получения требуемой дальности. А.Д.Сахаров и Д.А.Фишман пояснили положение дел. К этому времени КБ-11 провело три испытания, которые положительных результатов не дали. В то же время снижение веса заряда было неприемлемым, так как уже готовилось очередное испытание, и любая переделка заряда снижала вероятность получения заданной цифры мощности.

С.П.Королёв внимательно выслушал выступления А.Д.Сахарова и Д.А.Фишмана и, спустя некоторое время, пригласил своего заместителя, отвечающего за общую компоновку ракеты, С.О.Охапкина. Кратко изложив ситуацию с разработкой заряда, его испытанием и проблемой обеспечения дальности ракеты, С.П.Королёв поставил перед С.О.Охапкиным задачу увеличить стартовую массу ракеты Р-7 с ~230 т до ~280 т с переработкой документации на ее вторую ступень за срок не более полугода. Успешное решение такой задачи позволяло в установленные сроки провести пуск с обеспечением дальности >8000 км. На попытки С.О.Охапкина что-то возразить, С.П.Королёв заметил, что это – его указание, а способы переделки ракеты – отдельный вопрос, который можно обсудить завтра, если требуется. Совещание было закрыто."


"Конструктор в атомной проблеме", с. 187

Таким образом, подтверждаются три неудачных термоядерных испытания КБ-11 в 1956 г. (здесь и далее выделения болдом в цитатах – мои). Но и это ещё не всё!

"Не все было гладко и в создании собственно заряда этой ГЧ. После успешного испытания РДС-37 в 1956 году последовало три неудачных испытания заряда, а в начале 1957 года – еще два. И только после анализа расчетов и результатов опыта успешно испытанного в начале 1957 года аналогичного заряда НИИ-1011 в октябре 1957 года был успешно испытан заряд для королёвской «семерки»."

"Конструктор в атомной проблеме", с. 188

Как мы помним, в весенней серии испытаний 1957 г. только два заряда НИИ-1011 показали энерговыделение порядка сотен килотонн. Стало быть, если в этой серии испытывались и два заряда КБ-11, то у обоих произошли отказы термоядерных узлов.

Ну и напоследок ещё две любопытные цитаты:

"Заряд для головной части ракеты Р-7 официально разрабатывало КБ-11. Но в разработке термоядерного узла уральский "новый объект" по-прежнему был более удачлив. Зато в Сарове успешно отрабатывали новый атомный инициатор на базе испытанного заряда РДС-4.

Сроки поджимали, и в конце 1956 года Михаил Георгиевич Первухин, исполнявший тогда обязанности министра среднего машиностроения, созвал совещание по выбору заряда для Р-7, где основными докладчиками были Е.А.Негин от КБ-11 и В.Ф.Гречишников от НИИ-1011. В итоге возникло некое "соломоново" решение: "принять для носителя Р-7 заряд КБ-11, состоящий из термоядерного узла НИИ-1011 и первичного атомного заряда на базе РДС-4". Было также решено провести испытание заряда на полную мощность."


"Конструктор в атомной проблеме", с. 103

Решение это уже было известно из "Укрощения ядра", но интерес представляет то, что здесь оно увязывается с совещанием в конце 1956 г., т.е. ещё до первых испытаний НИИ-1011, которое на конец 1956 г. вообще не имело ни одного испытанного заряда. Я бы счёл это какой-то ошибкой, но такая же увязка решения по заряду с совещанием в конце 1956 г. встречается в книге ещё раз:

"Главная конструкторская задача состояла в проектировании системы подвески (крепления) массивных узлов заряда в корпусе ГЧ с учётом того, что ГЧ при входе в атмосферу испытывает инерционные перегрузки торможения с величиной до 70 g (то есть превышающие собственный вес в 70 раз!).

В 1956 году были проведены испытания трех вариантов заряда для ракеты Р-7. Все они закончились неудачно.

В то же время на Урале, в НИИ-1011, по Постановлению правительства на базе конструкции РДС-37 также разрабатывались мощные термоядерные заряды для авиабомбы. 10 и 16 апреля 1957 года НИИ-1011 успешно провел на Семипалатинском полигоне испытания двух термоядерных зарядов.

Естественно, возник вопрос об использовании полученных результатов в разработке заряда для головной части Р-7. В заряде НИИ-1011 термоядерный узел по конструкции был близок к термоядерному узлу успешно испытанного РДС-37. Он имел меньший вес, и поэтому по своим характеристикам являлся предпочтительным для ракеты Р-7. Делегации НИИ-1011 во главе с В.Ф.Гречишниковым начали посещать ОКБ-1 с предложением разработки заряда для ракеты Р-7. Появился реальный конкурент на участие в реализации этого престижного проекта. НИИ-1011 предлагал Королёву оригинальную, так называемую "обратную", компоновку ГЧ, позволяющую дополнительно снизить ее вес.

В соревновательный процесс вынуждено было включиться руководство МСМ. В связи с неудачами КБ-11 при испытаниях термоядерных зарядов для ГЧ ракеты Р-7 в конце 1956 года было созвано совещание при исполняющем обязанности министра среднего машиностроения Первухине М.Г. с целью обсуждения планов испытаний на 1957 год. На совещании были заслушаны доклады Негина Е.А. (КБ-11) и Гречишникова В.Ф. (НИИ-1011) "О выборе заряда для носителя Р-7". Был обсужден разрабатываемый КБ-11 вариант термоядерного узла. В результате было принято решение:
- «принять для носителя Р-7 заряд КБ-11, состоящий из термоядерного узла НИИ-1011 и первичного атомного заряда на базе РДС-4;
- испытание заряда провести на полную мощность взрыва»."


"Конструктор в атомной проблеме", с. 253-254

Вместо заключения – ещё раз напоминаю, что в книге много любопытных фактов и по темам, не имеющим отношения к ГЧ Р-7. Я постараюсь сделать отдельный пост с подборкой таких фрагментов, но, вероятно, интересующимся темой будет лучше не ждать этого [т.к. ожидание может оказаться долгим :)], а почитать книгу самим.
Tags: история, ядерное оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments