Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Peace Symbol

U-2 и советские ядерные испытания

60 лет тому назад, 21-го и 22-го (или 20-го и 21-го – разночтения, очевидно, связаны с тем, в каком часовом поясе указывается дата) августа 1957 г. американские разведывательные cамолёты U-2 с авиабазы Лахор в Пакистане выполнили два пролёта над Полигоном № 2 МО СССР в Семипалатинске. В ходе второго из этих пролётов пилот James Cherbonneaux заснял Опытное поле полигона всего за 4 часа до испытания термоядерного заряда мощностью 520 кт, которое состоялось 22 августа 1957 г.

(Источник: https://www.cia.gov/library/readingroom/document/0000190094 , pp. 138-139)

ИМХО это один из наиболее интересных моментов за всю историю программы U-2. Возникает, конечно, масса вопросов:
- был ли пролёт U-2 обнаружен советской ПВО?
- если да, то были ли после этого приняты какие-либо дополнительные меры по усилению ПВО Полигона?
- каково для U-2 безопасное удаление от взрыва мощностью 0,5 Мт? (с учётом чёрной окраски – ИМХО должно быть довольно значительное). Что было бы, если бы пролёт был не за 4 часа, а непосредственно во время испытания?

К сожалению, ответов на них у меня нет. Упоминаний этой истории в советских источниках не встречалось.

Об испытанном в этот день заряде тоже не могу сказать ничего определённого, за исключением того, что это, судя по всему, было изделие разработки НИИ-1011.
Peace Symbol

56 лет старейшему B-52H

9 мая 1961 г. 379-е бомбардировочное крыло Стратегического авиационного командования ВВС США на авиабазе Вуртсмит (379th Bombardment Wing, Wurtsmith AFB, Michigan) получило первый B-52H с серийным номером 60-0001:

http://www.strategic-air-command.com/bases/Wurtsmith_AFB.htm

http://wafb.net/Our-Heritage/379th-Bombardment-Wing

Тогда этот самолёт получил имя собственное State of Michigan, позднее он был переименован в Memphis Belle IV в честь знаменитого B-17F Memphis Belle, который в 1943 г. стал первым на Европейском ТВД американским тяжёлым бомбардировщиком, успешно выполнившим 25 боевых вылетов.



Бомбардировщик B-52H s/n 60-0001 Memphis Belle IV на авиабазе ВВС США Барксдейл 21 апреля 2012 г.
© Cristopher Ebdon
Peace Symbol

Постановление № 827-303 сс/оп: массы трития в боевом изделии и модели РДС-6С

Год назад, по случаю предыдущей годовщины подписания Постановления № 827-303 сс/оп, я предлагал читателям восстановить купюры на первом листе Постановления:



Сейчас предлагаю свой вариант.
Collapse )

Таким образом, предполагаю, что в первом изъятом фрагменте, относящемся к боевому изделию, было "с добавкой до 1,2 кг иттрия", а во втором – "с малым многослойным зарядом на обычном магнии с добавкой 5 г иттрия". [Для тех, кто не смотрел источники: иттрий – условное обозначение трития, магний – условное обозначение лития].

Необходимо ещё раз подчеркнуть, что эти значения являются плановыми по состоянию на февраль 1950 г., когда разработка РДС-6С только начиналась. Реально испытанной 12 августа 1953 г. модели и реально изготовленным в 1954-1955 гг. боевым изделиям они, конечно, не соответствуют. Я предполагаю, что масса трития в модели была увеличена ещё раз и оказалась в итоге больше не только 5, но и 50 граммов. Масса же трития в боевых бомбах, напротив, в итоге оказалась значительно ниже первоначально установленного предельного значения 1200 г. Но об этом – как-нибудь в другой раз.
Peace Symbol

Некоторые подробности об изделии 255А13

Из книги "Роль российской науки в создании отечественного подводного флота":

"В 1955-1956 гг. НИИ-1011 получил правительственное задание – создать новые мощные термоядерные заряды для установки в авиабомбу, в головные части ракет для подводных лодок и в самолет-снаряд. Эти заряды были новыми не только по времени начала работы над ними, но и по сравнению с прототипом РДС-37. Новый термоядерный заряд, согласно Правительственному Постановлению, предстояло создать в НИИ-1011 для морской ракеты Р-13, которую поручили разработать в СКБ-385 (главный конструктор – академик Виктор Петрович Макеев). В соответствии с заданием физиков-теоретиков конструкторам предстояло отразить в конструкторской документации требования теоретического задания и размещения будущего термоядерного заряда в ракете.

Однако эти два требования казались невыполнимы, так как размещение предложенного заряда в головной части не обеспечивало ее устойчивости в полете к цели. К.И.Щелкин и его заместитель В.Ф.Гречишников нашли оригинальное решение этого затруднения, предложив разместить в заряде первым по ходу полета более легкий узел (первичный) и уменьшить общий вес головной части, совместив ее корпус с металлическим слоем заряда ("кожуха")
[здесь и далее выделения болдом мои – pfc_joker]. Это предложение стало общим для СКБ-385 и НИИ-1011, а их совместная работа сплотила две организации (РФЯЦ-ВНИИ технической физики им. академика Е.И.Забабахина и ГРЦ им. академика В.П.Макеева) на долгие годы, вплоть до нынешних дней.

27 февраля 1958 г. был испытан с прекрасным результатом термоядерный заряд, специально спроектированный для морской ракеты. Его тротиловый эквивалент оказался равным 1500 кт, что открыло дорогу всесторонней конструкторской работе. В 1960 г. заряд в составе ракеты Р-13 комплекса Д-2 был передан в серийное производство и принят на вооружение. Осенью 1961 г. этой ракетой был произведен боевой пуск на Новую Землю, подтвердивший величину тротилового эквивалента."


("Роль российской науки в создании отечественного подводного флота", с.492-493)

Сравним вот с этим фрагментом из воспоминаний Б.В.Литвинова:

"Соисполнителем работ по созданию ядерной боеголовки для ракеты Р-13 правительственным Постановлением был определён вновь образованный в том же 1955 год[у] наш НИИ-1011. В ходе проектных работ выяснилось, что ставшая уже привычной компоновка термоядерного заряда в ракетных боеголовках других разработчиков (С.П.Королёва и М.К.Янгеля) не может обеспечить массово-габаритные характеристики боеголовки. Владимир Федорович Гречишников, возглавлявший проектно-конструкторские разработки в НИИ-1011, предложил изменить профиль корпуса боеголовки, совместить корпус заряда с её корпусом, поменять местами узлы термоядерного заряда."

("Грани прошедшего", с.431)

Таким образом, "привычная компоновка" заряда по схеме РДС-37 в БЧ ракеты – вторичный узел впереди, первичный сзади, а в изделии 255А13 узлы поменяли местами. Интересно.

Представителями "привычной компоновки", о которых пишет Литвинов, очевидно, являлись заряды КБ-11: изделие 46 для ракеты Р-7 (С.П.Королёв) и изделие 44 для ракеты Р-12 (М.К.Янгель).

Ну и кроме того, теперь имеем официальное подтверждение, что 27 февраля (а значит и 12 октября) 1958 г. действительно испытывалось изделие 255.
Peace Symbol

Советские термоядерные испытания 1958 г.

С подачи ув. ain92 решил систематизировать имеющуюся информацию. Вот что получилось в итоге:

Дата Мощность, кт ТЭ Разработчик Изделие Комментарий
23.02.1958 860 КБ-11 49 проверка физической схемы «49»
27.02.1958 250 КБ-11 44
27.02.1958 1500 НИИ-1011 255
21.03.1958 650 КБ-11 49 испытание «49» со штатным первичным узлом
30.09.1958 1200
30.09.1958 900
02.10.1958 290 КБ-11 по схеме «49»
12.10.1958 1450 НИИ-1011 255
15.10.1958 1500
18.10.1958 2900
20.10.1958 440
22.10.1958 2800 КБ-11 БЧ Р-7А по схеме «49»
24.10.1958 1000 КБ-11 по схеме «49» («49» с бустированным первичным узлом?)
25.10.1958 190 КБ-11 лёгкий заряд М.В.Федулова по схеме «49»

Collapse )
Peace Symbol

Советское тактическое ядерное оружие в 1991 г.: оценка ЦРУ

Вот такой любопытный документ выложили на широко известном в узких кругах сайте http://nsarchive.gwu.edu/ к годовщине Президентских ядерных инициатив 1991 г.:

Soviet Tactical Nuclear Forces and Gorbachev's Nuclear Pledges: Impact, Motivations, and Next Steps

Наибольший интерес в нём, на мой взгляд, представляют американские оценки, сколько тактического ядерного оружия имел Советский Союз по состоянию на конец 1991 г.
Collapse )
Peace Symbol

Юбилей

60 лет назад, 24 августа 1956 г., на Полигоне № 2 состоялось испытание ФО-1 (Физический опыт-1):



Физический опыт должен был состоять в изучении процессов выхода излучения из первичного узла и радиационной имплозии. Прототип первичного узла для новых термоядерных зарядов (по-видимому, представлявший собой модификацию шарового заряда изделия РДС-4) был подорван на башне высотой 100 м. Сам заряд показал близкое к расчётному энерговыделение, однако программа измерений оказалась провалена, что, возможно, в некоторой степени предопределило в неудачные испытания термоядерных зарядов КБ-11 в 1956-1957 гг. В итоге первый удачный физический опыт (испытание ФО-3) 7 сентября 1957 г. провёл НИИ-1011 на Полигоне № 700 (Новая Земля).
Collapse )
Peace Symbol

Модель изделия РДС-6с перед испытанием

Уникальное фото модели изделия РДС-6с в здании ДАФ перед установкой на башню для испытания:



Источник (найдено по наводке американского историка Алекса Веллерстайна).

Оказывается, РДС-6с испытывали в баллистическом корпусе, внешне полностью аналогичном БК РДС-1 (это хорошо видно по пропорциям, положению розеток для детонаторов и т.д.), за исключением отсутствующих на фото прозрачных обтекателей антенн радиовысотомера. Очевидно, это тот самый ранний вариант БК РДС-6с, о котором было известно из книги "Слойка Сахарова. Путь гения":

"Разработка РДС-6с для авиационного боеприпаса велась одновременно с разработками РДС-4 и РДС-7.

Создание этих изделий прошло в очень малые временные интервалы. Разработка шла в такой последовательности: РДС-4, РДС-7 и РДС-6с. Но очередность проведения ядерных испытаний была иной: РДС-6с, РДС-4 и РДС-7 (последнее испытание было отменено в связи с успешным испытанием РДС-6с).

Разработанные система автоматики и система инициирования по сравнению с предыдущими системами были существенно безопаснее в обращении и надежнее при боевом использовании.

Успешные летные испытания макетов, проведенные в 1952 г., обеспечили уверенность и в успехе летных испытаний РДС-6с.

Одинаковые габариты и посадочные места для РДС-6с и для РДС-1 позволили разрабатывать корпуса той и другой бомбы в одних обводах, так что в случае необходимости производство авиационного боеприпаса РДС-6с можно было бы начинать немедленно."


("Слойка Сахарова. Путь гения", с.189)
Peace Symbol

Советские термоядерные испытания 1956-1958 гг.

В комментариях к предыдущему посту по теме я писал, что благодаря новой информации из книги "Конструктор в атомной проблеме" теперь представляется возможным сделать табличку с раскладкой термоядерных испытаний 1956-1958 гг. по годам, по КБ и по успехам/отказам.

Сказано – сделано:

Год Испытаний всего КБ-11 НИИ-1011
1956 3 (0/2/1) 3 (0/2/1) 0
1957 8 (5/0/3) 3 (1/0/2) 5 (4/0/1)
1958 18 (12/2/4) 10 (9/1/0 либо 8/2/0 либо 8/1/1) 8 (3/1/4 либо 4/0/4 либо 4/1/3)
Итого 29 (17/4/8) 16 (10/3/3 либо 9/4/3 либо 9/3/4) 13 (7/1/5 либо 8/0/5 либо 8/1/4)


Здесь в скобках приводится распределение испытаний по успешности в формате успешные/с пониженным энерговыделением/отказы термоядерных узлов.

Collapse )
Peace Symbol

Первое советское испытание с применением бустинга ДТ-газом

Ещё одна важная тема, по которой в книге "Конструктор в атомной проблеме" приводятся дополнительные подробности по сравнению с "Укрощением ядра" – бустирование ядерных зарядов дейтериево-тритиевой газовой смесью.

Из "Укрощения ядра" было известно, что:

"В СССР практическое осуществление бустинга связано с 1957 годом. Первоначально, также как и в Великобритании, было проведено успешное испытание ядерного заряда, в котором бустинг осуществлялся термоядерным горючим в виде дейтерида-тритида лития. После этого было проведено успешное испытание заряда с бустированием ДТ-газом. В этих испытаниях была показана как возможность, так и эффективность процесса бустирования, и их результаты послужили основой для широкого развития этой технологии в ядерной оружейной программе СССР.

В то же время не все было гладко. На пути развития ядерных зарядов встречались и трудности. Успешное испытание в конце 1957 года бустинга на основе ДТ-газа поставило важный вопрос об осуществимости в том же заряде бустинга на основе чистого дейтерия. Подобный эксперимент был проведен в начале 1958 года и показал отсутствие в этих условиях эффекта бустирования."


("Укрощение ядра", с. 118)

Теперь же мы знаем точную дату испытания и тип заряда:

"Идеи Я.Б.Зельдовича по существенному увеличению КПД атомного заряда – так называемого "бустерного" режима срабатывания – стали важной вехой в совершенствовании атомных зарядов и, соответственно, первичных инициаторов термоядерных зарядов второго поколения. 28 декабря 1957 года был испытан экспериментальный атомный заряд типа РДС-9, работающий в "бустерном" режиме.

"Бустерный" режим проверялся в целой серии полигонных испытаний 1957-1958 годов. Благодаря его внедрению, в атомном инициаторе удалось сократить расход делящихся материалов, повысить безопасность зарядов и их надежность.

Большая заслуга в реализации идеи "бустера" в первом атомном заряде такого типа (1957 год) принадлежит физикам В.Г.Морозову, А.Н.Александровичу, С.Б.Кормеру. Конструкция экспериментального заряда разрабатывалась в секторе 05. Активными участниками разработки среди конструкторов были Д.А.Фишман, Г.А.Соснин, В.П.Жогин, П.Д.Ишков, И.М.Быструев и многие другие."


("Конструктор в атомной проблеме", с. 192)

Согласно официальному списку ядерных испытаний СССР, в испытании 28 декабря 1957 г. было получено энерговыделение 12 кт – как будто не слишком большой прирост по сравнению с 10 кт при испытании торпеды Т-5 с небустированным РДС-9 10 октября 1957 г. (Впрочем, мы пока не знаем, одинаковые ли основные заряды использовались в этих испытаниях – возможно, в экспериментальном заряде для проверки бустинга масса плутония была меньше).